January 5th, 2021

Сатана не рекомендовал пожилым людям посещать храм в праздник Рождества Христова.

И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя (Лк.22.31).

У христиан — свой мир, свой образ жизни, и ум, и слово, и деятельность свои; инаковы же и образ жизни, и ум, и слово, и деятельность у людей мира сего. Иное — христиане, иное — миролюбцы; между теми и другими расстояние велико. Ибо обитатели земли, чада века сего уподобляются пшенице, всыпанной в решето земли сей, и просеваются среди непостоянных помыслов мира сего, при непрестанном волнении земных дел, пожеланий и многосплетенных вещественных понятий. Сатана сотрясает души, и решетом, то есть земными делами, просевает весь грешный род человеческий. Со времени падения, как преступил Адам заповедь, и подчинился лукавому князю, взявшему над ним власть, непрестанными обольстительными и мятущимися помыслами всех сынов века сего просевает, и приводит он в столкновение в решете земном...
Князь мира сего волнует всякую душу нерожденную от Бога, и как пшеницу, непрестанно вращающуюся в решете, разнообразно волнует человеческие помыслы, всех приводя в колебание, и уловляя мирскими обольщениями, плотскими удовольствиями, страхованиями, смущениями... (преп. Макарий Великий).

В Евангелии читаем, как Господь говорил апостолу Петру, что сатана просит, дабы сеял вас, яко пшеницу. А когда пшеницу просевают в решете, то бросают из края в край, или вертят кругом, так что пшеница сама уже кружится в решете несколько времени. Если бы врагу допущено было искушать всех по его желанию, то он всех бы перекружил. Но Премудрый и Всеблагий Господь попущает врагу искушать каждого только по мере сил, а не выше сил. (Преп. Амвросий Оптинский).

Самое главное у христианина – вера в Бога. Потеряв веру – потерял все… Как бы тяжко ни пал христианин, но если он сохранил твердую веру в Бога, он чистосердечно покается в своих грехах и обратится к Богу. А без веры дойдет до дна падения и не встанет. Скорби самые тяжкие за Церковь Божию не доводят до отчаяния, так как мы верим, что врата ада не одолеют Церкви Христовой. Смерть подойдет – не убоимся, потому что верим, что и по смерти будем живы и с Богом. Вера в Бога – фундамент всей жизни нашей.
(Сщмч. Онуфрий).

Кто ж за меня помолится, чтобы не оскудела вера моя при таких искушениях? Божественный Спасителю! Якоже о Петре молился Ты, да не оскудеет вера его, тако и во мне, Господи, возгревай веру Твою по бесприкладной благости Твоей и утверди, утверди ее и во мне, да не исхожу всегда посрамлен от лица Твоего, да не наведу соблазна людям Твоим и да не погублю некие от них своею нетвердостию в вере.
(Св. Иоанн Кронштадтский).

Времена лукавствия.

https://ruskline.ru/news_rl/2021/01/04/o_sovremennyh_simvolah_kulta

Вроде как правильно пишет батюшка о кощунстве со Святыми Дарами и священными сосудами. Здесь всё верно. Но, как бы невзначай, параллельно вбрасывает мысль о наличии Крови Христовой в чаше Преждеосвященной литургии...
Как это понимать?! Современные технологии вброса? Или крайнее литургическое неведение? Ещё раз повторюсь: неведение - это грех (по Златоусту)! Не бывает «блаженного неведения».

Признание в Преждеосвященной чаше растворённого вина за Кровь Христову - это отнюдь не безобидная ошибка, не сущая мелочь, а самое настоящее идолослужение. В причащении мы воздаём Творцу «истинное по вере нашей богопоклонение»! И если это «истинное по вере нашей богопоклонение» воздаётся вину, хоть и освящённому - твари, то это называется идололатрия (идолопоклонство).

Житие новомученика Ахмета.

https://myrophoros.blogspot.com/2021/01/blog-post_5.html

Получается, русская наложница турецкого гарема пребывала в благодати Божией... через веру и вкушение антидора, несмотря на...
Да. Дивны дела Твои Господи!!! Очень поучительно.

Мне настолько близко толкование св. Иоанна Кронштадтского, что приведу его полностью.

Вот завистник наш пускается иногда на какие искушения: он силится как бы по воздуху разметать наши святые и добрые мысли, иногда с большим трудом собранные; вырвать из сердца веру и рассыпать ее на все четыре стороны, чтобы, веровав, мы не спаслись. И как заметен бывает в нас часто след темной силы, усиливающейся разрушить в нас всякое добро: в самые важные, решительные минуты веры это святое чадо неба иногда вырывается из нашего сердца; ищем его и – к посрамлению своему – не находим. Иногда непонятная недоверчивость к самому себе во время богослужения или при совершении треб и ощущаемое при этом чувство смущения и боязни необыкновенно стесняют душу, останавливая правильное действие рассудка и приводя в трепет сердце – до того, что слова замирают на устах. Это – тоже след сатаны. Бог есть Бог мира и спокойствия. Кто ж за меня помолится, чтобы не оскудела вера моя при таких искушениях? Божественный Спасителю! Якоже о Петре молился Ты, да не оскудеет вера его, тако и во мне, Господи, возгревай веру Твою по бесприкладной благости Твоей и утверди, утверди ее и во мне, да не исхожу всегда посрамлен от лица Твоего, да не наведу соблазна людям Твоим и да не погублю некие от них своею нетвердостию в вере.
Виноград

Священник Серафим Уинг: "Как мы пережили ковид: опыт американской общины"

Беседа со священником из маленького американского городка Эдинборо о том, как их приход пережил весенний карантин, связанный с пандемией COVID-19, как изменилась жизнь общины, и какие уроки вынес приход из этой непростой истории.



- Отец Серафим, для начала, прежде чем погрузить читателя в глубины этой захватывающей истории, коротко опишите приход святителя Николы в Эдинборо.

- Община очень маленькая. 20-25 человек. Мы единоверцы, наш приход под омофором Московской Патриархии. А я, как священник, нахожусь под омофором Русской Православной Церкви Зарубежом. Приход в честь святителя Николы существует более 100 лет. Ранее храм не был единоверческим, но когда я был поставлен в священники, мы начали служить по-старому чину с благословения священноначалия, что и ныне соблюдаем.

Наш храм находится на окраине Эдинборо, город довольно маленький. Там есть университет. В общем, уютный город. Приход – в шести милях от города. То есть мы фактически в лесах. Наш приход некоторые так и называют – Никола в лесах. Вокруг нас фермы и очень тихо. Соседи, конечно, есть (очень добрые люди), но не так много, как если бы мы находились в самом городе.
Collapse )